1998

Джатака о сундуке

Однажды сидит Джа-Будда под своим деревом и рассказывает ученикам о логике бесконечного небытия. А один ученик его спрашивает: ну, ладно. Если на самом деле ничего нет, и ганджа нам это понять помогает. Но ведь ганджа-то на самом деле есть, или как? Джа-Будда ему отвечает: на самом деле ганджи уже нет. Мы ее всю скурили. А ученик не отстает: а если я сейчас еще за кораблем смотаюсь? Джа-Будда говорит: ты знаешь, было бы неплохо. Но ты сразу же убедишься в иллюзорности этого корабля, потому что нас вон какая толпа, и его сразу тоже не будет. А ученик говорит: ну, тогда, допустим, я стакан принесу. Тогда Джа-Будда говорит: ну, хорош гнать. На стакан у тебя бабок нет. А ученик говорит: а спорим, что принесу? Я одно место знаю, мне там могут за просто так насыпать, потому что я хороший человек. А Джа-Будда говорит: ну, зачем же мы будем спорить. Ты если можешь принести, тогда принеси. А мы уже проверим, есть она на самом деле, или нет.

Джатака о кшатрии Харикеше

Однажды зашел к Джа-Будде мудрый китаец Чжуанцзы, и оба они вместе с некоторыми учениками неплохо удолбились. Чжуанцзы приход словил и говорит: ништяк. А давайте я вам свой сон расскажу. Приснилось мне, короче, что я бегемот. Плаваю себе в озере, ничего не делаю, жизнью наслаждаюсь. А кругом происходит всякая суета, мартышки по деревьям бегают орут, крокодилы друг друга хавают, жабы пьяные зигзагами плавают, демоны с богами сражаются, менты наркоманов ловят - короче жизнь такая шебуршит, что только ховайся. А я лежу себе на мелководье, здоровенный как КАМАЗ, толстокожий как Т-34 и тормозной как удолбанный Джа-Будда. Лежу и ни на что не ведусь. Вот проснулся, смотрю - а я китаец. И тогда я подумал: а может быть, это мне снится, что я китаец? А на самом деле может быть я бегемот? Вот проснусь, и снова буду лежать на мелководье, ничего не делать, жизнью наслаждаться. И так мне хорошо от этой мысли стало, что аж до сих пор хорошо. Врубись, коллега - как клево бегемотом быть!

Про коноплю у парламента и молодого мента

Тут однажды по радио передали, что в каком-то еврейском государстве прямо в столице прямо перед парламентом высадили коноплю. И вот только сейчас её выкосили. Я вот подумал, так это ж получается целый детектив. Типа вот, перед парламентом на лужайке растёт трава. Все депутаты ходят, смотрят как она растёт, и поодиночке радуются. Короче, весь парламент на глазах молодеет: вспоминаются тусовки, бурная молодость, пакаваны, подъезды, менты и всё такое. В кулуарах только о траве и говорят. Ну и, покуривают же, естественно.

Про Чаку-Баку (Маккена отдыхает!)

Однажды заходит ко мне Леша Чака-Бака и начинает разговор за жизнь: типа какая она вся неподатливая какая-то и упрямая, он за нею, а она от него. Тогда я рассказываю ему историю за одного японского сэнсэя. Такой себе крутой японский сэнсэй, коренастый, узкоглазый, в кимоно – короче, дзэн в чистом виде. И у него слуга-негр (ну, за негра всё понятно). И вот этот негр потихоньку наблюдает за сэнсеем, за его медитациями, там, тренировками, и жутко со всего этого прётся.

Опять про людей (ещё два классических случая)

То, что надо делать перерыв хотя бы через два дня на третий, это каждый знает. Но это очень трудное дело, особенно по сезону. Вот один мой знакомый (ну, вы его всё равно не знаете), такой старый плановой человек. Так он тоже всегда говорил: через два дня на третий. А сам же ж каждый день как не убитый, так тяжелораненый. А дома у него был чайник со свистком и жена.

Один раз он как-то особенно хорошо дунул и пошёл домой пешком. Идёт, а там рельсы. Ну, он втыкнул чисто в рельсы, как они бегут и сверкают, и пошёл между ними по шпалам.

Про батюшку

Один парнишка работал на частной фирме дегустатором ганджа. И вот он как-то раз пришёл с работы и сел повтыкать в телевизор. Втыкал, короче, втыкал, подбородок рукой подпер – и вдруг натыкается на что-то мохнатое и кустистое. Смотрит – а у него борода отросла. До самой груди. Тогда он думает: ох, чтой-то я засиделся. У телевизора. Надо, короче, пойти прогуляться. И с такими мыслями выходит на трассу и стопит частную машину.

Про козла (убитая сказка)

Жил-был Иван-Царевич. И вот однажды пошёл он по дороге, шёл себе и шёл, и вдруг видит на земле кровь. Он тогда её собрал в бутылочку и дальше понёс. Несёт её, несёт, смотрит – а она была красная, а стала зелёная. Несёт её дальше, смотрит – а она была зелёная, а стала фиолетовая. Несёт её дальше, смотрит – а она была фиолетовая, а стала жёлтая. Тогда он её спрашивает: кровь, а почему ты все время разного цвета? А она ему отвечает: а потому что я не кровь, а кока-кола. Тогда он ей говорит: ну, тогда я тебя выпью. А она ему отвечает: не пей меня, Иванушка, козлёночком станешь.

За все дела

У одного паренька была фамилия Перделло. Ну, вроде бы, какая разница: один – Гастелло, другой – Перделло; но только жить с такой фамилией очень трудно. Мало того, что в садике все дразнили, в школе все дразнили, так ещё и в армию не взяли из-за фамилии. Говорят: армия – не цирк, и клоуны там не нужны. Давай быстро меняй фамилию и приходи в военкомат. А ему в армию как-то не хотелось, и вот он упёрся, не стал менять фамилию и в армию не пошёл.

Бурлакина сказка про хитрого самурая

А вот ещё одна Бурлакина сказка. Короче, сидим мы у одной герлы (имя не называю чисто для конспирации) и курим гандж. А тут звонит телефон. Герла поднимает трубку, а там Бурлака. Говорит, сейчас приеду. Ну и, само собой, приезжает минут через двадцать.

Подписка на 1998