1999/09/15 - МУХ БЕЛОКРЫЛЫЙ ПТИЦ ИЛИ ЖИЗНЬ В ЛЕСУ

Этого человека кое-кто, наверное, помнит: он два года подряд в сети обитал. А потом ушел из Вавилона в одну глухую деревню в Псковской области. Как раз перед этим он мне письмо написал, и рассказал о своем хозяйстве, о лесах, о конопле в палисаднике, о грибах и всём прочем. Я прямо восхитился: вот это, блин, человечище! И, как только смог, тут же отправился к нему в гости.

От питерской трассы это совсем недалеко – километров сто с небольшим, но пройти эти километры очень трудно. Трасса пустынна, раз в 15 минут промелькнет машина на бешеной скорости – и всё. Слава Богу, хоть автобусы ходят недорогие. Но до деревни всё равно пешком четыре километра. Впечатление после Москвы – просто охуенное! Идешь, идешь – а вокруг ни одной живой души, только лес и песок, и поля в красивых кочках, а что на кочках растет, в траве запрятанное, об этом уже многие знают. К сожалению, слишком многие, и менты тоже. Но ментов там не видно, и вообще никого не видно – только лес и песок. Деревня как вымерла, дома как штабеля из антикварных дров, прямо в центре села пустые избы стоят, магазин на замке и в воздухе запах дыма. Тут я замечаю забор, на котором висят две каски – немецкая и русская – и понимаю, что я уже пришёл.

Надо сказать, что Мух в своё время раскопками сильно увлекался. А в псковских лесах – копать не перекопать, там была война большая, и много чего с неё пооставалось. Грунт песчаный и холодный, болота, торфяники – короче, всё это добро лежит и почти не гниёт, его ещё можно выкопать, почистить и всю жизнь с него стрелять. Или выплавить тротил из мины, а потом устроить показательный взрыв. А уж касок всяких – просто прорва, и некоторые из них даже с черепами внутри. Но у Муха на заборе каски висят без черепов. И вот он выходит мне навстречу, мы оба шумно радуемся и заходим в горницу.

Прямо посредине – две кирпичные печки, одна большая, другая поменьше, и занимают они примерно треть жилого пространства. В углу стоит койка, на ней лежит Маша, ужасно больная, потому что печки только что обмазали глиной, они не топятся, а ночи очень холодные. Тут мы сразу же раскуриваем три косых из местной травы, и, поскольку трава не очень, я сразу же замарачиваюсь делать из остального сырья масляный экстракт. Но через некоторое время понимаю, что трава всё-таки неплохая была: я почему-то посчитал, что 10 столовых ложек масла = 50 грамм, тогда как на самом деле это 150. Так что экстракт получился хороший, хотя и не очень концентрированный. Но об этом позже.

А пока что мы ложимся спать. Но часа в два ночи приезжает ещё один археолог Лёша с таблеткой хорошего гашика, который тут же частично раскуривается. А поутру мы едем в лес – на то самое место, где Лёша ещё два года назад закопал кости русских солдат, а теперь он хочет их откопать и сдать поисковикам. Потому что война не закончится до тех пор, пока не будет похоронен последний солдат.

Очень прикольно ездить на "Ниве" по лесным тропам, особенно когда в машине играет транс, а голова полна драгоценного дыма! Дорога часто теряется из виду, Мух ведёт машину прямо по кочкам, но скорости при этом не сбавляет! И вот мы добираемся до такого места, откуда можно только пешком. К этому моменту вся москва уже выветрилась из головы, зрение перестроилось на зелень, а там ещё речка с перекатами, чистая-чистая, и кругом полно грибов (нормальных съедобных, типа белых, подосиновиков и прочих). До места километра два по конкретным джунглям, а там надуваем лодку-калошу и переправляемся на другой берег. Попутно ставим четыре сетки, типа чтобы рыбу поймать, а на другом берегу разжигаем костер и закидываемся экстрактом. Затем Мух и Лёша находят то место, где закопаны кости, но уже начинает темнеть, и откапывать их некогда. Сети тоже найти невозможно, и через лес ломиться тоже в лом. После недолгой беседы решаем, что Мух и Маша вместе с вещами поплывут на лодке вниз по течению, а мы с Лёшей пойдем пешком через лес. И вот тут-то начинаются настоящие приключения!

Когда я увидел в лесу здание из бетона и стекла, отдалённо напоминающее дворец культуры, я понял, что напрасно мы отправили Муха вниз по течению. Всё-таки, там перекаты, камыши и вообще система сложная. А он очень любит фильм "Мертвец" и наверняка приколется поиграть в мертвеца. Тем более что он сегодня уже сожрал два мухомора, а вокруг уже совсем темно, и вот мы приходим к машине, а их всё нет и нет. И как-то забывается, что там дороги всей – на пятнадцать минут, и речка неглубокая, да и крокодилы в ней не водятся. Впрочем, Маша потом сказала, что ещё и как водятся, и много всякой другой скотины тоже водится. Так что они довольно быстро обломались, пристали к бережку и стали звать на помощь.

Тут Леша хватает фонарик и бегом через заросли! Я было бросился за ним, но очень быстро отстал и дорогу потерял. Причём дороги вообще не видно – ни туда, ни сюда. Кое-как взобрался на склон – хорошо хоть, от машины фары включёнными оставили. А там в кустах куча всякой чепухи сидит шуршит и выпрыгивает, но вся мелкая и не очень страшная. Тогда я подхожу к машине и начинаю стучать по капоту какое-то типа реггей, чтобы нечисть разогнать. Нечисть успешно разбегается, а откуда-то издали доносится: Гайдууук! Заебааал! (потому что стучу я очень хуёво, хоть кого с ритма собью). И вот наконец они вылазят на склон, мы доедаем экстракт и садимся в машину.

А Лёшка-то, он днём со всеми экстракта не ел, а тут закинулся с таким расчётом, чтобы его накрыло как раз, когда домой приедем. Экстракт, как и молоко, обычно действует минут через сорок. И вот Лёша берёт две ложки экстракта и садится за руль. Но, то ли от голодняка, то ли от волнений, разбирать его начинает гораздо раньше. И езда превращается в смертельное шоу, тем более что под колёса то и дело зайцы прыгают (причём не глючные, а самые настоящие), а давить их не хочется. Но как-то доехали до асфальта, а потом и в деревню добрались. И решили спать не ложиться, а завтра выехать в шесть утра, чтобы и кости забрать, и сети вытащить.

Но одно дело решить. Другое дело, что сразу же после этого мы дунули и стали смотреть фильм "Амистад", который Леша привёз (ну, за этот фильм разговор отдельный). А потом начали спорить о добре и зле, случайно Машу разбудили, она почему-то высадилась, и мы перестали спорить и стали смотреть "Рыбку по имени Ванда". Это типа комедия, но такая занудная и невнятная, что сначала вырубился Мух, а потом и мы с Лёшей.

Будят нас в десять утра – оказывается, Мух обещал подвезти каких-то сельских жителей в райцентр на базар. Пока он ездит, мы оттягиваемся по физическим трудам, то есть штабелюем какие-то доски; а потом все вместе едем в лес. Перед этим Мух срывает кустик своей домашней и полкустика завёртывает в фольгу и ложит на мотор, чтобы он по дороге высох. Естественно, по дороге все это дело благополучно теряется и, может быть, поэтому у нас все получается. И сети выловить (четыре больших язя в них оказалось), и куриные окорочка на костре пожарить (тут уж я постарался), и даже кости выкопать. И самое главное – мы с Лёшей прошли-таки этот злополучный участок реки на резиновой лодке, причём без особых проблем! Он грёб, я шестом отталкивался, и действительно, минут за пятнадцать были уже на месте. А когда назад ехали, все пытались разглядеть потерянную ганджу, но так и не нашли.

А на другой день жарили рыбу, и уже, прямо перед отъездом, искали Гриб. На выгоне возле деревни нашли четыре штучки, но там такие грибы, что штук пять на дозу нужно. Поэтому оставили их одному местному корешу и отчалили в Москву.

Приезжаем – а тут полный абзац! Какой-то мудак взорвал два жилых дома, и москвичи сразу решили, что надо гасить чеченцев. Хотя тут ещё хуй его знает, чеченцы ли это взорвали, но должен же за это кто-то ответить! Можно было бы, конечно, отпиздить евреев, коммунистов, анархистов, наркоманов – но лучше всё-таки чеченов, потому что уже давно хочется. Такой он, блин, этот Вавилон ебанутый: все время кто-то кого-то пиздит. Или взрывает. Или наябует гнусно. Или обсирает с останкинской колокольни. То ли дело в лесу!

Конечно, там, в лесной деревне, по-своему напряжно. Телефона нет, водопровода нет, электричества хватает ровно на одну электроплитку, печь с вечера протопишь – к утру уже холодная, и как там зимовать – вобще страшно подумать. Но зато вся хуйня вавилонская уходит из тебя уже на вторые сутки, и, вернувшись в большой город, ты сразу врубаешься, сколько тут лишнего и ненужного. Вот почему я просто бесконечно уважаю Муха, его жену Машу, его родителей (которые в ту же деревню свалили) и всех, кто решился на такой героический поступок. Было бы у меня баксов пятьсот одним куском – и я бы давно уже в Полтаву уехал. Но пока что не получается.

Комментарий

Первая публикация – Р, в настоящем издании восстановлен исходный вариант текста с незначительными изменениями.
"Мертвец" – сюрреалистический фильм Джима Джармуша, действие которого происходит в декорациях классического вестерна. Главный герой (его играет Джонни Депп) в начале фильма получает ранение, несовместимое с жизнью, и затем до самого конца бродит по лесам в бессознательном состоянии.
"Амистад" – реалистический фильм Стивена Спилберга о восстании чёрных рабов на одноимённом корабле. Основан на исторических событиях XIX в.
"Рыбка по имени Ванда" – американская криминальная комедия.
Гриб – имеются в виду психоактивные грибы Psilocybe Semilanceata.
Какой-то мудак взорвал два жилых дома – теракт на улице Гурьянова в Москве, 8.09.1999.