2010-03-17 - НАДО УЧИТЬ ХИНДИ

или, по крайней мере, бороду подстричь. А то уже случаи всякие случаться стали, один страннее другого.

Сперва в Джайпуре. Там все лотошники под Дворцом Ветров, не сговариваясь, дружно кричали мне: "Али-баба! Али-баба!" Ну, допустим, про Али-бабу мне уже понятно. Это был у них в Раджастхане знаменитый разбойничий атаман, примерно с такой же бородой. "Али-бабой" меня ещё в прошлом году в Джайсалмере задразнили. Но там это кричали отдельные одиночки, в Джайпуре вся улица хором. Надо было, наверно, их тут же строить и вести в поход на Лахор… ну, или сразу на Исламабад. Но я же хинди не знаю, а по-английски им такую сложную тему им не объяснишь, наверно. Кстати, в Пушкаре меня никто Али-бабой не кличет – в Пушкаре я стабильно Карл Маркс, как и в СНГ.

Второй случай в Бунди был. Зашёл я в одну гостиницу поменять доллары. А там на стойке девочка-трёхлеточка сидит, хозяйская дочка. Показывает на меня пальцем и говорит: "Аба фуд!" – наверно, что-то про food, хотя откуда трёхлетней девочке английский знать? Хозяин смеётся, хозяйка смеётся, а она знай себе повторяет: "Аба фуд! Аба фуд!" Я хозяина на всякий случай спрашиваю: "Что такое "аба фуд"? А он мне отвечает: "Не "аба фуд", а "баба бхут". Ну, то есть, "деда-призрак", или "деда-демон", или просто дед-бабай.

Но это ладно, это тоже тема знакомая. Помню, сын одной моей подруги аж расплакался, когда мою бороду увидал. Тоже, наверно, решил, что я дед-бабай. Это и без хинди, в принципе, понятно. Но вот сегодняшний случай я никак объяснить не могу.

Это уже в Пушкаре. Иду я, значит, в гостиницу, а за мной дядька чешет. По виду пастух из деревни: тюрбан, усы, палочка такая пастушеская тонкая, вместо рубашки курта, вместо штанов дхоти. Кашляет всё время, плюётся – видать, нелегко ему за мной гнаться. А я поначалу и не смекнул, что он именно за мной гонится – просто иду себе и всё. Свернул в гостиницу – а он тоже следом сворачивает! Я остановился – а он мне в ноги кланяется и говорит чего-то на своём наречии, и за мочки ушей себя дёргает (это у них такой молитвенный жест, типа как у православных креститься). Я ему пытаюсь по-английски объяснить, что он типа обознался – я ведь не бабай и не пуджари, а просто турист. А он всё "Дурга! Дурга!" – и показывает на соседний храм – пойдём мол, вместе помолимся.

А там реально храм – не то Дурги, не то Кали, не то обеих вместе. На стене многорукая чёрная тётка в ожерелье из отрубленных голов – по всем признакам Кали, но раз ему это Дурга, то хай будет Дурга. Ага, говорю, Дурга-мандир is there, иди молись своей Дурге, коль уж сюда пришёл.

И тут пастух совершает нечто совсем невероятное. Достаёт бумажник, вынимает десять рупий, мажет этой бумажкой по моему тапку и вручает мне. Я пытаюсь её ему обратно отдать – а он ни в какую! Поклонился мне ещё раз и в храм ушёл.

А я вот сижу теперь и думаю: наверно, надо всё-таки хинди осваивать. Чтобы в следующий раз, когда такая херня случится, всё-таки понимать хотя бы приблизительно, за кого меня принимают. Или уже бороду подстричь и причёску в порядок привести, и выглядеть уже как нормальный турист. К нормальным туристам они на хинди не обращаются, по-английски только.

Проблема в том, что всё это делать лениво. Днём 40 градусов в тени, а вечером каннабиноиды.