2007-12-06 - КАК ЭТО БЫЛО В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ

Сначала про хорошее. В Нижнем мы выступили не просто хорошо – мы выступили уникально. Нигде ещё такого не бывало, чтобы Дмитрий Гайдук с Гербертом Моралесом одновременно на одной сцене, каждый со своими темами, но оба на одной волне. Кто протормозил или обломался прийти, тот пропустил премьеру нового шоу, которое, возможно, ещё где-нибудь когда-нибудь будет… или не будет уже, всякое ведь бывает.

Гера сказал, что мы были как Саша и Сирожа. На самом деле, не совсем: хором мы не пели, и диалоги между нами были не такие динамичные – но, в общем, получилось весело, глуповато и позитивно. Поначалу мы старались соблюдать очерёдность: Гера пел песню, а рассказывал сказку, потом он опять песню, я опять сказку, и так всё первое отделение. На втором отделении мы уже запутались, кто за кем идёт, и начали оба гнать, причём Гера очень складно тележил под гитару, а я в каком-то месте потерялся, но вскоре опять нашёлся. Третье отделение последовало за вторым почти без паузы – то есть, я думал, что будет пауза, но Гера вдруг вышел на сцену, взял гитару и начал петь всё подряд. Пришлось и мне включиться, и вот так незаметно мы дошумели до одиннадцати с минутами – а потом упали в такси и уехали на вокзал. И потом ещё в поезде целый час беседовали о том, что неплохо бы повторить такое оригинальное развлечение.

Теперь про остальное. Концерт организовал Антон З. – тот самый, который в феврале устраивал растаманские сказки в "Паутине". На этот раз билеты до Нижнего покупал он сам – и по итогу нам достались места возле туалета. Я так и не понял, за что мне такое: я ведь не раз ему говорил, что сам куплю билеты и не надо обо мне в этом плане заботиться. Из Москвы до Нижнего посреди недели уехать проще простого, равно как и от Нижнего до Москвы.

Но Антон всё же подсуетился насчёт билетов и – мало того! – ещё и обратные билеты нам купил. И до последней минуты нам их не показывал, а выдал только в такси по дороге на вокзал. То есть, сперва он мне гонорар выдал, на тысячу меньше, чем я рассчитывал. Я возразил: Антон, я ведь ещё в мае объявлял, что буду брать на тысячу больше. Антон сказал, что он не в курсе, но если это для меня так принципиально, то недостающую тысячу он мне сейчас отдаст. Я сказал, что принципиально. Антон в ответ что-то забормотал – за шумом машины было не разобрать – и ничего мне не отдал.

Мне стало неудобно. Я подумал: может быть, я и в самом деле не сообщил чуваку про повышение цен? А потом я подумал: ну, ладно. Посмотрю на билеты. Ежели они без постели – значит, это не я протупил, а Антон подэкономил. Но в машине было темно, а на вокзале было некогда, и потому на билеты я смог взглянуть только в поезде. Естественно, они оказались без постели.

Вот так молодой и прогрессивный нижегородский импресарио попалился на мелком деревенском жлобстве. В зале-то было не меньше ста человек, а билеты были рублей по четыреста... а постель ведь всего 80 рублей стоит. Если бы не эта постельная мелочь, я бы, пожалуй, и осознал бы всю неуместность своих завышенных требований, и работал бы дальше с небогатым, но позитивным Антоном З., и делал бы ему скидки - а теперь вот не знаю, есть ли в этом смысл. Наверно, в следующий раз уже буду напрямую договариваться с дирекцией Café – очень приятные люди оказались, дали нам свои визитки, мы им шибко понравились. Или ещё с кем-нибудь договорюсь: Нижний Новгород ведь большой город, на Антоне свет клином не сошёлся.