2007-10-28 - ОБСТОЯТЕЛЬНЫЙ ОБЗОРЧИК ПРО ИНДИЮ, от "ТАЛИ" до "ЯЩЕРИЦ"

ТАЛИ (thali) – комплексный обед по-индийски. Подают его в ДХАБАх на большом железном подносе с углублениями – прямо в эти углубления всё и насыпают, никаких тарелок не предусмотрено. В самом большом углублении вареный рис, это обязательно и повсеместно. В остальных дырках может быть всякая всячина: ДАЛ, кёрт (типа густого кефира), ПАКОРА, какие-то соусы и не очень понятные местные продукты. Рис пресный, всё остальное очень острое. К тали полагается несколько ЧАПАТИ или каких-нибудь других лепёшек; при желании можно требовать добавку лепёшек и соусов, это бесплатно.

ТАТА – индийский автомобильный концерн, на котором делают одноимённые грузовики и АВТОБУСЫ. Все они имеют угловатые громоздкие формы и допотопный дизайн. Ездят таты с грохотом и чёрным дымом, рессоры у них то ли отсутствуют, то ли я не знаю. Над лобовым стеклом у татовских грузовиков есть специальная застеклённая рамка, в которую вешают какое-нибудь МУРТИ. На кабине и на кузове там тоже всякое тематическое намалёвано, а сзади обязательно написано: "Blow Horn!"

ХИМАЧАЛ ПРАДЕШ – штат в ГИМАЛАЯХ, где очень много БОГОВ, БАБАёв и КОНОПЛИ. Примерно треть территории штата занято непроходимыми горами, на остальных двух третях обитают местные горцы, СИКХИ, непальцы, тибетцы и туристы. Природа там не экзотическая, а почти как у нас, и климат почти как у нас, даже снег зимой бывает. По индийским понятиям, Химачал – это дикое захолустье с суровым климатом, типа нашего Приполярья. До середины позапрошлого века этот край жил сам по себе, будучи почти недоступным для чужих людей. Затем туда проникли англосаксы, благодаря которым в Химачале появились ДОРОГИ, ЯБЛОКИ, а впоследствии и вся остальная глобализация. Теперь там очень хорошо, всё ШАНТИ ШАНТИ, но при этом все современные удобства, включая горячую воду и интернет. Правда, говорят, что зимовать там проблематично: никакого отопления в гостиницах не предусмотрено, да и в домах у местных жителей дровяные печки типа буржуйки, несерьёзные совсем. Но некоторые туристы всё-таки зимуют, и в этом нет ничего удивительного. Если прожить в Химачале больше недели, то потом уже теряешь счёт дням и перестаёшь понимать, как можно жить где-то ещё.

ХИНДИ – общегосударственный язык ИНДИЙЦЕВ, созданный на основе североиндийского литературного языка, который произошёл от санскрита и существовал себе потихоньку аж с XII века. Теперь это язык индийского официоза, делопроизводства и газет. Учатся ему не в семье, а в школе, поскольку для домашнего употребления индийцы предпочитают использовать свои местные языки и диалекты. Многие граждане Индии (особенно южные) вообще не говорят на хинди, потому что ихние местные языки совсем другие и ни на что не похожие. А в индийском кино и в рекламе чаще всего звучит не хинди, а хиндустани – упрощённый индостанский жаргон, который понимают и в Пакистане, и в Бангладеш, и в Непале, и даже на юге Индии. Мы, интуристы, обычно принимаем его за хинди – а индийцы, которые с нами общаются, не спешат рассеивать наши заблуждения. Они всегда рады похвастаться, что владеют "грамотным" государственным языком – иностранец-то всё равно не сможет их проэкзаменовать. А "грамотный" хинди, судя по публикациям англоязычной индопрессы, уверенно дрейфует в сторону хиндустани – и, может статься, лет через двадцать окончательно опростится и очистится от санскритских пережитков. Но пока что это достаточно сложный (а отчасти даже намеренно усложнённый) язык, имеющий мало общего с обиходно-разговорной реальностью и не слишком полезный в индийском быту.

ЧАЙ – слово, понятное любому ИНДИЙЦУ без перевода. Но понимают они его по-своему. Если попросить у них "чай", вам принесут нечто из горячего молока с кипятком, кондитерскими специями и сахаром, причём чайной заварки в этой смеси может и не быть. Такую хрень там продают на каждом углу; а нормальный чёрный чай можно попить только у себя дома или в туристическом кафе – но в кафе официанту надо внятно обяснить, что вам нужен не просто tee, а black tee. Просто tee – это чай с молоком, и никак иначе.

ЧАПАТИ – лепёшка типа питы, но потоньше. В индийском общепите используется вместо хлеба. Подаётся горячей, в холодном виде съедобна только с голодухи. В некоторых местах фигурирует в меню под другим названиями (например, роти); но слово "чапати" понимают повсеместно.

ЧАРАС (он же "крим" или "чоклэйт") – чёрно-коричневое вещество, напоминающее жёсткий пластилин. Его делают так: конопляные шишки мацают руками, а потом соскребают с ладоней то, что налипло. ХИМАЧАЛьский чарас (по моим впечатлениям) послабее голландских гидропонных шишек, но гораздо вкуснее и изысканнее. Приход от него лёгкий и чистый, почти неощутимый в теле; с непривычки хочется сразу же догнаться, но этого делать не стоит. От передозировки можно утратить подвижность и зациклиться на порожняках – состояние приятное, но, на мой взгляд, скучноватое и беспонтовое. Под чарасом лучше всего работать с дыханием и энергиями – то есть, заниматься либо йогой, либо цигуном, либо ещё какими-нибудь духовно-оздоровительными практиками. Что-либо сочинять или делать под ним трудно: мыслей сразу много, но все они незавершённые и не завершаемые в принципе. Молоко из чараса полезно в терапевтических дозах (полграмма вещества + молока по вкусу); для варки чарас толчётся с сахаром, в процессе варки добавляется сода. Состояние в этом случае вполне живое и активное, природа волшебная, погода хороша вне зависимости, хотя понимание реальности вполне адекватное. При превышении терапевтической дозы может начаться реальная психоделика с галлюцинозом и шальными мыслями; но возможен и внезапный переход в овощное состояние, когда тупо лежишь на матрасе, придавленный атмосферой, и ждёшь, когда же тебя попустит. Свежий чарас по консистенции жидковат и действует грубее, поэтому лучше всего брать плотный, который вылежался не меньше месяца.

ФЛИП (от английского "flip out" – "отрыв башки") – реальный отрыв башки. Вот, например, у одного РУССКОГО чувака случился жёсткий флип: он врубился, что он БОГ. По этой теме он сперва побил свою подругу, потом дал в глаз соседу, а потом засел в своей комнате и вроде как замедитировал. Выставил в ряд семь свечей, с одного конца поставил плошку с водой, с другого положил целофанку с землёй – и с какого-то момента почувствовал, что вода и земля мёртвые! Я его кое-как на улицу вытащил, показал ему живую землю и живую воду. Он всё понял и вроде бы попустился на денёк, но потом опять начал буйно шизовать, напугал своих квартирных хозяев, они пригрозили вызвать ментов – а у чувака было двести грамм ЧАРАСА, это даже по индийским меркам криминал конкретный. Попытались мы ему объяснить, что надо бы от ментов куда-то скипнуть или хотя бы палево куда-то слить - но он уже был совсем за гранью добра и зла, никого не слушал, а на подругу свою прямо при людях кидался как лютый зверь. Пришлось его связать и увезти в больничку – а там никто даже не удивился, к ним таких богов каждую неделю привозят. Индия сама по себе крышесносная страна; а если в Индии курить много чараса, жрать психоделики и плотно общаться с БАБАями, хипанами и трансерами, то можно флипонуть всерьёз и надолго.

ШАНТИ – индослово, широко употребляющееся в индийском АНГЛИЙСКОМ. Означает что-то вроде "тихий", "спокойный" или "безмятежный". Аналогичные английские слова (например, quiet) в Индии мало кто понимает. "Shanty place" обычно говорят про гостиницу, где не слышно автомобильных гудков; но я это слово впервые услышал не от гостиничного зазывалы, а от БАБАя. Он сидел с нами в кафе, неторопливо кропалил ЧАРАС, смешивал его с табаком, улыбался и приговаривал: "Шанти-шанти". А потом мы с ним пыхнули, и всё стало шанти-шанти.

ШИВА в Индии как Ленин в Советском Союзе: мало найдётся мест, где нету Шивиного МУРТИ (или, на худой конец, ЛИНГИ). Но танцующим и многоруким Шива бывает редко – чаще всего этого БОГА изображают в виде толстомясого мужичка, похожего на болливудского секс-идола. Такое впечатление, что от всенародной любви Шива-разрушитель сильно раздобрел и опопсел, и вряд ли уже будет что-то разрушать. Может быть, оно и к лучшему.

ЯБЛОКИ в долине КУЛЛУ растут почти так же густо, как КОНОПЛЯ. Сады стоят на горных склонах, на машине к ним не подобраться, поэтому с начала августа по всем горным тропкам и улочкам курсируют носильщики с огромными цилиндрическими корзинами – килограмм 40 в каждую такую корзину влезает. В каждом горном селе есть два-три навеса, под которыми яблоки сваливают в кучи, сортируют и пакуют в ящики. Время от времени всё движение в селе останавливается – это значит, что приехала большая ТАТА, перегородила собой дорогу и грузится яблоками. Можно предположить, что при таком раскладе дешёвые яблоки должны быть во всех магазинах, на каждом углу и в любом кафе – но на самом деле купить их можно только в двух-трёх местах на весь посёлок, а стоят они порой дороже, чем привозные бананы. Вот и приходится или собирать их под деревьями (это считается нормально, никто кривого слова не скажет), или потихоньку тырить с деревьев (а вот за это уже местные обижаются, если заметят).

ЯЩЕРИЦЫ ходят по стенам и по потолку – это не глюк, это реально такие ящерицы. В жилище они проникают элементарно, через любую щель. Индийцы их за что-то не любят: среди бытовых химикатов часто можно увидеть специальную отраву для ящериц. Я этим чувством не проникся – у нас в номере обычно гостевали одна-две ящерки, это было прикольное дополнение к интерьеру, а вреда никакого от них вроде бы не было.