2006-11-27 - ПРО ИЗМЕНЫ, ЧАСТЬ 6.3

ОБРАБОТКА И УТИЛИЗАЦИЯ ИЗМЕНЫ

Обнаруженная и диагностированная измена часто исчезает сама по себе. Как только организм ощущает, что опасность была преувеличена или иллюзорна, он сворачивает биохимическую поддержку некайфовых и тревожных ощущений, вследствие чего измена теряет интенсивность или вовсе прекращается. В случаях, когда биохимическая реакция запаздывает, её можно стимулировать русскими народными мантрами типа "Не умирай раньше смерти", "Не бьют – не кричи", "Что было, то прошло", "Скажем дружно: на хуй нужно?" и т.п.

Если измена уже осознана как измена, устранить её не сложнее, чем переключиться с фильма ужасов на мыльную оперу или перестать пугаться киношных ужасов, опознав в них компьютерные спецэффекты. Тем, кто считает такой результат вполне удовлетворительным, нет никакого смысла продолжать чтение этой главы. Весь дальнейший текст может представлять интерес лишь для тех, кто понимает, зачем вообще нужны всякие хорроры, триллеры и прочие адреналиновые аттракционы.

Для эффективной утилизации измена должна быть обработана, т.е. приведена в соответствие следующим требованиям:

а) интенсивность = пять-шесть балов (т.е. серьёзная озабоченность при отсутствии выраженных физиологических симптомов страха). Утилизация более слабой измены не доставит удовольствия; утилизация более сильной измены проблематична, а в ряде случаев просто невозможна. Таким образом, для успешной утилизации слишком острая измена должна быть погашена (см. Часть 5), а слишком вялая -- разогрета до оптимальной интенсивности.

б) максимальная конкретность (т.е., наличие бабая (см. Часть 3) или, по крайней мере, более или менее чёткого описания измены). При этом не важно, чтобы бабай точно соответствовал так называемому "реальному положению вещей" – важно лишь, чтобы он был очевидным, правдоподобным и операбельным.

Дальнейшая утилизация – явление, столь же неотделимое и естественным образом следующее из обработки, как пищеварение из поглощения пищи. Нет смысла уделять ей отдельное внимание, поскольку способ обработки измены подразумевает и способ её утилизации.

Количество приёмов обработки / утилизации измены огромно и не поддаётся точному подсчёту, а посему я приведу и проанализирую здесь всего пять примеров, чисто для затравки. Очень рассчитываю на то, что комментаторы данной главы вспомнят и опишут аналогичные примеры из своего жизненного опыта, литературы, кино и т.д. Если мы возьмёмся за это дело вместе, у нас появится шанс собрать солидную тематическую коллекцию, которая многим будет интересна и полезна.


ПРИМЕР 1, ИЗ ТРИПА: Однажды в Москве мы юзали 2СВ. Было нас шестеро в 13-метровой квартирке на Бабушкинской, но нам не было тесно, потому что квартирка развернулась в просторные хоромы с позолоченными стенами и прозрачным потолком, сквозь который было видно что-то невнятное, но очень интересное. Однако где-то через полчаса я встал и отправился… в магазин за едой. Вышел на неприветливую тёмную улицу, дошёл до ночного магазина у метро, потолкался среди уродов, купил какой-то страшной колбасы и вернулся домой. К этому моменту всех нас начало уже попускать, и друзья сочли меня идиотом, перегадившим весь трип не только им, но и себе.

Я, конечно, поступил эгоистично – но трип себе не перегадил, а наоборот, использовал его по полной программе. К тому моменту я обитал в Москве всего несколько месяцев – без работы, без регистрации, но почти всегда с какими-то запрещёнными веществами в нычках. Эта ситуация меня хронически парила: я шарахался от ментов, вздрагивал от звонков в двери, и даже в трипе периодически вспоминал о возможном визите участкового. Потому-то я и решил не киснуть в своих запарах, а конкретизировать измену – то есть, прогуляться в места максимального скопления чужих людей и бабаёв. Путешествие оказалось не только захватывающим, но и поучительным: я обнаружил, что уколбашенный старый хиппи в этом городе вообще никому не интересен. Вернувшись домой, как Одиссей на Итаку, я свысока смотрел на товарищей, провтыкавших весь трип в тесной комнатке. В этот вечер я утилизировал свою глобальную московскую измену, и она уже больше ко мне не возвращалась.


ПРИМЕР 2, ИЗ ЖИЗНИ: Сидим мы с другом в пивняке, он уже нажрался, а я ещё нет. Мне тут сидеть почему-то напряжно – то есть, налицо внешняя абстрактная изменочка мощностью три балла, с перспективой нарастания до четырёх-пяти. "Галимый пивняк, - думаю я, - сейчас допьём и свалим". Друга тоже обстановка слегка напрягает, по нему это заметно. И вдруг он подрывается, нависает над каким-то пацаном за соседним столиком и громко требует ответить за козла! Пацан тоже подрывается, я подрываюсь их растаскивать, драку удаётся погасить в зародыше – но через пять минут эти пионеры сваливают, а мы остаёмся, и дальше сидим уже вполне комфортно, вобще без измен.

Что сделал в этом случае мой друг? Очень простую вещь: сперва разогрел свой абстрактный напряг до интенсивности загруза, а затем конкретизировал его в образе пацана за соседним столиком. И пусть пивняк, по сути, остался таким же стрёмным – нам это уже без разницы. Мы прогнали бабаёв, мы герои, измена утилизирована, нам стало хорошо. А ведь могли бы мы обломаться и уйти, и не факт, что в другом пивняке было бы лучше.


ПРИМЕР 3, ИЗ ИСТОРИИ: "Поворот в его судьбе случился в тот день, когда он сидел в одиночестве в доме своего дяди. Он редко болел, и в тот день чувствовал себя превосходно. Но вдруг его охватил сильный и несомненный страх смерти…

Он рассказывает, что сразу же после этого улёгся, расправил все члены и напряг мышцы, словно его охватило трупное оцепенение. Он задержал дыхание и плотно сжал губы, чтобы по всем внешним признакам тело напоминало труп. Он подумал:

"Хорошо, теперь это тело мертво. Его отнесут на площадку для сожжения, сожгут, и от него останется горстка пепла. Но умираю ли я сам со смертью моего тела? Являюсь ли я сам этим телом? Это тело молчит и не шевелится. Но я чувствую всю силу своей личности и даже голос собственного "я" внутри себя, отдельно от тела. Значит, я Дух, превосходящий тело. Тело умирает, но смерть не может коснуться духа, превосходящего его. Значит, я бессмертный Дух
".

16-летний студент, совершивший эту блестящую ментальную операцию, впоследствии стал известен под именем Рамана Махарши, то бишь "Святой Великий Мудрец Рамана". Он не просто разогрел мимолётную юношескую измену до максимального градуса, но и предельно конкретизировал её в собственных телесных ощущениях. Надо отметить, что Смерть, воспринятая в таком реалистичном формате – это не просто костлявый бабай с косой, но одна из базовых тем измены, серьёзное углубление в которые вообще-то опасно для психики, особенно для юной и чувствительной. Однако Рамана рискнул – и в итоге получил один из самых весомых бонусов, достигаемых через утилизацию измен. Он пережил Просветление и навсегда перестал бояться смерти.


ПРИМЕР 4, ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ:
Лиса, не видя сроду Льва,
С ним встретясь, со страстей осталась чуть жива.
Вот, несколько спустя, опять ей Лев попался,
Но уж не так ей страшен показался.
А третий раз потом
Лиса и в разговор пустилася со Львом.
***
Иного так же мы боимся,
Поколь к нему не приглядимся.


Приём обработки измены, описанный Крыловым в этой басне, можно назвать десенсибилизацией. При первой встрече со Львом Лиса пережила внешнюю конкретную измену в острой форме. С этого момента она знает, что в местах её обитания водятся такие страшные звери – а следовательно, имеет причину для внешних информационных измен, которые вполне могут стать хроническими. Баснописец представляет дело таким образом, как будто Лиса впоследствии пересекается со Львом чисто случайно; однако на практике всякое умное и любопытное животное, включая и человека, склонно время от времени искать встреч с особо впечатлившим его бабаем. Каждая такая встреча разогревает и конкретизирует измену – а стало быть, даёт шанс её утилизировать, причём неоднократно. В конце концов, встречи со Львом перестают быть аттракционом. Возможно, после этого Лисе стоит перебраться уже в такие места, где водятся Слоны… или Драконы…


ПРИМЕР 5, ИЗ ПОПУЛЯРНОЙ МУЗЫКИ: Не знаю, как корректно транслитеровать этот дикий текст, так что слушайте песню с альбома Саши & Сирожи "Ска Ты!", всего 250 КБ. И вообразите себе чувства и ощущения её героя.

Появление в небе трёхголового дракона – повод для серьёзной (и не вполне безосновательной) внутренней измены: увидев такое, большинство современных людей усомнится в своём психическом здоровье, а некоторые даже бросят пить и курить траву. Герой песни поступает иначе: он конкретизирует свою измену, превращая сказочно-галлюцинаторного горыныча в более реалистического "динозавра". От этого измена усиливается, резко достигая семи ("с головы до ног вспотел"), а затем и восьми ("страху полные штаны") баллов. Если бы герой считал чудовище своей галлюцинацией, его переживания вряд ли достигли бы такой интенсивности; но в этом случае он бы высаживался уже не по поводу "динозавра", а по поводу собственной нормальности или иллюзорности очевидного. Такие внутренние напряги чрезвычайно стойки и с трудом поддаются утилизации; но если "динозавр" живой и материальный - значит, это внешняя конкретная измена, простая и честная, как лампочка Ильича. И гасится она гораздо проще: бабай улетел - стрём прошёл, а остаточный загруз уже можно утилизировать с помощью нехитрых приёмов народного юмора. В результате Саша и Сирожа дружно веселятся и – судя по всему – не собираются пересматривать своё отношение к психоактивным веществам.

Ну, вот. А теперь, уважаемые читатели, приведите ваши примеры обработки и утилизации вялотекущих измен.