2006-11-27 - ПРО ИЗМЕНЫ, ЧАСТЬ 6

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СОСТОЯНИИ ОСТРОЙ ИЗМЕНЫ

Как справедливо заметили некоторые комментаторы предыдущей главы, возможность отползти в угол, восстановить дыхание и сменить штаны даётся человеку далеко не всегда. Сплошь и рядом случаются такие случаи, когда бабай не глюк, а объективно реальный урод, которому надо немедленно дать отпор, чтобы избежать грабежа, телесных повреждений и прочих неприятностей. Или другие случаи, когда вокруг реально катастрофа, и надо делать что-то осознанное и точное, чтобы просто банально выжить или кого-то спасти. Или ещё третьи случаи – ну, в общем, случаи разные, а суть везде одна и та же: человеку приходится действовать, несмотря на стрём, кошмар и панику. Ну, и как тут действовать?

Самое естественное – расслабиться и выпустить свой страх на волю. То есть, орать со всех сил, махать чем-нибудь тяжёлым, валить напролом, бежать не разбирая дороги, и всё такое. Иногда это помогает, особенно в тех случаях, когда опасность крошечная, а страх огромный. Истерическим воплями и хаотическими движениями можно эффективно отпугивать небольших собак, несовершеннолетних хулиганов или ненадёжных друзей. Правда, от более профессиональных бабаев истерика не спасёт; но так ли часто они встречаются на нашем пути? По большому счёту, у такой стратегии только один минус, но зато очень серьёзный: слишком неприглядно выглядит человек, давший волю своему страху. Для мужчины это вобще позор, да и для женщины не украшение. Поэтому "стратегия зайца" считается подходящей только для самых крайних случаев, когда уже не перед кем красоваться и нечего терять. Или для людей, которые давно забили на свою репутацию и положили на всех.

"Стратегия льва" – самая красивая, но она же и самая непростая, и не каждый человек способен ею овладеть. Заключается она в том, чтобы оперативно вытеснить страх более благородной темой: ненавистью, яростью, самолюбием, гордостью, презрением, любовью, патриотизмом, боевым азартом. Ясно, что легче всего это получается у людей с сильными эмоциями и хорошо развитой мускулатурой. Глядя, как они лихо бросаются в бой, можно подумать, что они ничего не боятся, но это не так. Больше всего на свете они боятся показаться трусами – а потому и адреналин ударяет им не в ноги и в кишечник, а в голову и плечи. В этом и главное достоинство "львиной стратегии", и главный её недостаток. При такой накачке мышление становится туннельным, а руки работают независимо от головы. Как раз на этой особенности и базируется распространённый способ ловли "льва": сперва его провоцируют на рукоприкладство, а потом либо вызывают милицию, либо дружно мутузят большой толпой под предлогом, что он-де "первый начал".

"Стратегия трупа" свободна от этого недостатка, но тоже требует определенной тренировки и не для всех подходит. Здесь надо, чтобы воображение было мощным, а мускулатура наоборот. Фишка в том, чтобы при возникновении острой измены быстро разогнать её до самой крайней степени, живо представив себе все пиздецы, возможные в данной ситуации. При астеническом телосложении вся паника займёт от сорока секунд до двух минут. Дальше на неё просто не хватит сил, и тогда тело охватит посмертная усталость и безграничный пофигизм, а голова освободится от страха и будет работать очень чётко, хотя и несколько замедленно. В таком состоянии очень удобно разруливать сложные ситуации, требующие аккуратности жестов и точности выражений: например, если приняли в менты с палевом на кармане, или если надо проповедать шестую заповедь вооружённому мудаку с перекошенными мозгами. Недостаток данной стратегии – в замедленности реакции: иногда можно пропустить такой удар, после которого уже никому ничего не объяснишь.

"Стратегия автопилота" наиболее сложная, но может быть освоена любым сообразительным человеком вне зависимости от его телосложения и психотипа. Это даже и не стратегия, а такой типа морально-практический кодекс взрослой и сформировавшейся личности, где очень чётко и однозначно прописано, за что надо убивать, за что можно умереть и как отвечать на стандартные наезды и каверзы окружающей среды. Когда личность сталкивается с какой-нибудь темой из этого перечня, у неё вместо стрёма включается соответствующая программа, которая быстро и эффективно воплощается в конкретные действия. Как раз таких людей и можно назвать профессиональными героями: даже при девятибалльной измене они действуют отдельно от своего страха ("глаза боятся, руки делают"). Единственный реальный кошмар для "автопилотов" – это какая-нибудь хитрая нештатная ситуация, не подходящая ни под один шаблон из их набора. Здесь их может заклинить и перемкнуть на какие-нибудь порожние ритуалы, которые хоть и бесполезны в практическом смысле, но всё равно спасают от страха, а в некоторых случаях даже помогают выжить и победить.

Есть и другие стратегии деятельности в состоянии острой измены – но, по-моему, для нормального функционирования вполне достаточно этих четырёх. Если "автопилот" освоил три-четыре десятка базовых форс-мажоров, то вся остальная мудрость жизни заключается в том, чтобы при нешаблонных раскладах своевременно перевоплощаться во "льва" или "трупа"; а в ситуациях, когда не перед кем понтоваться и некого защищать, попросту включить "зайца" и очень быстро сделать ноги.

Однако надо напомнить о том, что все вышеописанные стратегии полезны только при внешних конкретных (и, отчасти, при внешних информационных) изменах – самых интенсивных, но и самых простых. Бабай здесь очевиден, и что с ним делать, тоже в общих чертах понятно: надо делать что-то такое, чтобы спастись от бабая. Наиболее эффективны они в тех случаях, когда бабай реальный или псевдогаллюцинаторный (то есть, на самом деле ничего особенного, но под веществом выглядит как живой кошмар). Если же бабай стопроцентно глючный, то с ним лучше всего общаться в состоянии "трупа", поскольку "автопилот" в этих ситуациях часто отказывает, а "заяц" и "лев" делают из психонавта проблему для товарищей по трипу.

При внутренних и глобальных, а также при внешних абстрактных изменах все вышеперечисленные стратегии абсолютно бесполезны. Если бабая нет – значит, есть возможность запустить антистрём-комплекс и выполнять его до тех пор, пока не исчезнут физиологические симптомы страха. После этого с изменой уже можно работать как с вялотекущей – то есть, нейтрализовать или утилизировать её.