2006-08-24 - ПРО ПЕДАГОГИКУ

Сложная ситуация в педагогике. С одной стороны, есть суровые Отцы, которые знают только два слова: НЕЛЬЗЯ и НАДО. С другой стороны – прикольные Дядечки, которые знают только одно слово, зато самое мощное: МОЖНО. Отцы все из себя правильные, гетеросексуальные, умеренно алкоголизированные, неумеренно политизированные и, в общем, скучноватые и банальные. Дядечки, наоборот, занятные и оригинальные, но все с какой-то гнильцой и шизовиной: у кого наркотики, у кого голубизна, у кого педофилия, у кого, прости Господи, вобще анархизм какой-нибудь, или, допустим, сатанизм. Ну, и куда бедному ребёнку податься?

Отец говорит: иди к папе. Но он таким командным тоном это говорит, что хочется, наоборот, забежать от него куда подальше и увидеться с ним уже на его похоронах. Дядечка тоже говорит: иди к папе. Но он с такой ухмылкой это говорит, что даже ребёнок поймёт: лох – это судьба. А ребёнку не хочется быть лохом, у него на жизнь совсем другие планы. И нетрудно догадаться, к кому он пойдёт.

Поэтому Отцы к Дядечкам относятся примерно с таким же предубеждением, как ВАЗ к Тойоте. С каким-то чувством заведомо проигранной конкуренции, что ли. И поэтому Отцы стараются Дядечек при каждом удобном случае прищемить – благо, Отцов больше и общественное мнение на их стороне. Но Дядечки неистребимы: в какую-то эпоху их больше, в какую-то меньше, но они есть всегда, и всегда ребёнков к ним притягивает.

Вот и спрашивается: а почему бы Отцам не вести себя как Дядечки? Почему бы не забыть про свои НАДО и НЕЛЬЗЯ и не научиться говорить МОЖНО? Это же проще тетриса, научиться говорить ребёнку МОЖНО. Но вот, в теории всё просто, а на практике сплошь и рядом оказывается, что "можно" говорить нельзя. Разрешишь ребёнку что-нибудь не то, он это возьмёт и сделает, а Отец потом за это отвечать будет. А если запретишь, ребёнок это всё равно сделает, но Отец уже за это не несёт никакой ответственности. Разве что за недосмотр ему предъявят – ну, так за ребёнком разве уследишь? У Отца ведь обычно Работа есть и куча других Обязанностей, которые мешают ему с ребёнком общаться. Ему даже Дядечек щемить некогда, и вот он вместе с другими Отцами периодически наезжает на Государство, чтобы оно Дядечек запретило и выщемило. А Государство, кстати, не всегда из Отцов состоит. Бывают в истории такие моменты, когда там заседают одни Дядечки безответственные. И в эти моменты Отцам приходится очень нелегко – прямо хоть революцию делай!

Но в этом мире всё так устроено, что революции устраивают не Отцы, а коварные Дядечки. Причём не тогда, когда надо, а тогда, когда в мире только-только всё хорошо и правильно наладилось. И причём не своими руками, а руками чужих детей, которых они на свою сторону переманили. Вот почему Отцы принципиально против революций: не для них этот праздник непослушания, да и детей жалко. Свои ведь дети, не чужие.

И Отцы в этом случае правы: революция ничего принципиально не меняет. Ну, приходят к власти Дядечки – но это ведь ненадолго. Когда они принимают командование, они очень быстро научаются говорить НЕЛЬЗЯ и НАДО и разучаются говорить МОЖНО. То есть, Дядечки, которые получили власть, со временем превращаются во вполне нормальных Отцов. Ну, не все, но, по крайней мере, девять из десяти. А десятого, который по жизни Дядечка, они уж сообща куда-нибудь задвинут – даже если он знает кунфу, или, допустим, атомную бомбу в чемодане носит. Nec Hercules contra plures, как говорил мудрый пан Заглоба.

И это всё вполне естественно. Когда у тебя есть Собственность, ты уже чисто автоматически говоришь НЕЛЬЗЯ! И лупишь по протянутым ручонкам, чтобы не лезли куда нельзя. А когда есть Власть, тогда уже никаких пожалуйста-спасибо. Тогда уже просто говоришь НАДО! – и кто не понял, тот себя приговорил. Собственность и Власть – лучшие лекарства от либерализма, гуманизма и прочих общечеловеческих ценностей. Дорогие, но очень эффективные.

И, кстати, не такие уж дорогие. Тут же всё дело не в цене, а в ощущении. Вот, смотрите: большинство Отцов ведь совсем небогатые люди, скромно одетые и сдачу считающие – а большинство Дядечек живут пожирнее среднего (или, по крайней мере, при таких понтах). Нет, Собственность – это не просто имущество, равно как и Власть не просто административные полномочия. Это как Любовь, или даже ещё страшнее. Такое, знаете ли, неравнодушное отношение к миру, когда даже трусы-носки-сковородки делятся на "своих" и "чужих". И если ребёнку такое отношение вовремя привить, то дальше за него уже можно быть спокойным: никакие Дядечки его никуда не соблазнят. И будет он смотреть на мир по-отечески: как на стрёмное чужое море, в котором есть райский островок по имени Моё. И на всех незнакомцев, подгребающих к этому островку, будет глядеть сквозь прицел виртуального пулемёта и говорить: НЕЛЬЗЯ!

Хорошо это? Ну, не знаю. Любой Отец к этому стремится, чтобы сын его тоже Отцом вырос. Но не всякий Отец понимает, что для этого надо делиться с сыном и Собственностью, и Властью. А даже если и понимает, то всё равно не может: не укладывается это в его отцовском сознании. И вот он целыми днями долбит свои НЕЛЬЗЯ и НАДО, а потом приходит какой-нибудь Дядечка и говорит: МОЖНО! И всё, пиздец, ребенок потерян.

Такая вот сложная ситуация в педагогике. Вполне себе стандартная неразрешимая ситуация. Каждый ребёнок решает её по-своему, и каждый ребёнок в конце концов понимает, что не хрен слушать этих морально устаревших мудаков с ихними дешёвыми понтами и мутными загонами. И воспитывает себя сам – или не воспитывает, но по-любому как-то выкручивается.