2004/02/27 - СИСТЕМА ВАВИЛОНА

Приходят люди на какое-то место и говорят: это наше место. И начинают это место стеной огораживать, чтобы чужие туда не пролезли. А потом внутри стены начинают строить высокую башню, чтобы до самых небес. И с тех пор у них две заботы: стены латать и башню строить, и это называется ВАВИЛОН.

Такая вот херня, почти на уровне инстинкта. Вот, допустим, принял я решение, свалил из Вавилона, нашел свободное местечко – и что дальше? Дальше я говорю: это моя территория, ставлю забор, рою котлован под фундамент, и пошло-поехало. Маленький такой вавилончик за год построить можно, а там, глядишь, люди подтянутся, и будем дружно вместе строить свой растаманский Вавилон. Чтобы, значит, и стены были крепкие, и башня издалека виднелась, а над нею гордо реял красно-желто-зеленый стяг.

А как иначе? Стены же нужны, правильно? И башня тоже нужна, а то как же без башни? Высокая такая башня, и чтобы с пулеметом на чердаке, а то ведь люди всякие бывают. Зато внутри у нас будет сад и теплицы для правильной конопли, и будем мы в саду курить, как белые люди, и никакие уроды к нам не сунутся.

Заманчиво? В том-то и дело. Все мы Вавилон ругаем, а как до дела доходит, то и выясняется. Многие пытались Вавилон разрушить, а по итогу строили такой же Вавилон. То есть, это уже не башни и стены – это что-то в мозгах надо менять. А для начала вобще разобраться надо, что это за система и как она работает.

 

НАШЕ МЕСТО

Возьмем к примеру, собаку. Прицепим ее на поводок и поведем гулять. И будет она ссать на все деревья и столбы, потому что так надо. Типа, это моя территория, я здесь хозяйка, и я должна тут всё обоссать. И собак под хвостом понюхать, и кошек погонять, и на уродов погавкать – типа, хули они здесь ходят. Типа, я тут решаю, кому ходить.

А теперь возьмем собакина хозяина. Он на деревья не ссыт, соседей не обнюхивает, на машины не гавкает. Он же человек, а не собака – правильно? Но в час, когда последняя граната уже занесена в его руке, он же вспоминает ни хуя не страну большую. Он, бля, вспоминает свой шматок земли, прижатый к трем березам, и сразу становится суровым и пафосным, и за эти три березы готов любого на клочки порвать. Ну, чем не собака?

Нет, не собака! СВОЯ территория – это святое! Пусть и не обоссаная – но всё равно своя! Вот эти, блин, три березы, четыре стены, пять углов, и защищай их до последней капли. Какая хуй разница, человек или собака, жук или паук, рыба или птица? Куда ни глянь, везде кругом такая тема, во всем животном мире, и не хуй тут смеяться. Это серьезно, это естественно, это из глубины идет, это сильнее разума и сознания.

А разумом вобще нечего хвастаться. Когда до дела доходит, разум ни хуя не решает. Эх, блядь, умники-разумники, пиздуны задушевные! Чем дрочить свой интеллект, поучились бы лучше у братьев наших меньших. Звери неразумные живут просто и мудро, а люди от большого ума хуйнёй страдают. Люди дома строят, а крысы домов не строят; но по итогу и те и другие в доме живут. И я даже больше скажу: крысы этот дом своим считают, а люди не всегда в этом уверены. Люди многие квартиру снимают, или, там, служебное жилье, или квартира неприватизированная – а крысам на все эти темы насрать, они где поселились, там у них своя территория и свой крысиный Вавилон. А то, что травят их иногда – так и людей ведь тоже. И из квартир выселяют, и взрывают, и бомбят, и депортируют, и геноциды устраивают – то есть, даже если ордер на руках, всё равно ни в чем нельзя быть уверенным.

То есть, я вот что хочу сказать. Все эти хозяйские чувства – тааакая фикция! Единственная реальная собственность – это хавчик, который ты уже заточил, и то потом половина в говно уйдет. А за территорию вобще ручаться нельзя: сегодня она твоя, а завтра уже не твоя. Как фишка ляжет, так и будет. На самом-то деле мы на Земле как те крысы в подвале, и все наши претензии на мировое господство –

та! Хрен с ним, с мировым! Даже на шесть соток, даже на тринадцать квадратных метров! Нет на Земле такого места, чтобы человек на нем хозяином был. Джа, Сатана, Природа, кто угодно – может быть, Земля вобще сама себе хозяйка, а мы у нее в гостях. Мы приходим и уходим, а она остается – ну, и кто тут хозяин? Понты всё это.

Понты, реально. Но разница всё-таки есть. Человек от крысы очень сильно отличается. Крыса не понимает необоснованность своих территориальных претензий – а человек понимает. Вавилон-то, между прочим, для того и строится, чтобы эти голые претензии хоть как-то обосновать.

 

НАШИ СТЕНЫ

Стена – это сильный аргумент. Вот, допустим, был пустырь ничей, и все через него ходили. А потом его кто-то купил, и это уже частное владение. И вот он вешает табличку: ПРОХОД ЗАПРЕЩЕН! – а люди всё равно ходят и ходят. Но вот на месте галимой таблички появляется бетонная стена - и опаньки. Пока стена стоит, через пустырь никто не ходит.

Спрашивается: а хули он? Что ему, жалко, чтобы люди ходили? Много ведь людей ходит – ну, и поставил бы ларёчек со всякой хренотенью, еще бы и выгоду с этого имел. Такие мысли возникают, когда идешь по знакомой тропинке и вдруг упираешься носом в бетонную стену. Но когда ты сам за этой стеной сидишь, у тебя таких мыслей уже не возникнет. Тебе будет хорошо и спокойно, и абсолютно по хуй, что кто-то там должен теперь ходить в обход. Ничего. Привыкнут.

А с людьми ведь иначе нельзя. Люди же не просто ходят: они же всё время гадят, воруют, подглядывают, сплетничают, стучат и пакостят изощренно. В общем, галимый у нас народ, и не хрен им тут ходить.

И хуй тут возразишь: народ, в натуре, галимый. Все, кто снаружи, сплошные враги. От них же мало стену поставить – их еще надо заставить, чтобы они твою стену уважали. Без уважения никакой бетон не устоит. Выкорчуют на хуй твою стену, и снова будут по твоему участку шариться. То есть, к стене нужна охрана, суровая и безжалостная, чтобы близко к ней никто не подходил. И чтобы, значит, была буферная зона метров сто, и всю ее распахать и заминировать, а по верху стены чтобы навес из колючей проволоки, в двенадцать рядов!

Со стороны, конечно, на тюрьму похоже. Но это ни хуя не тюрьма. В тюрьме сидишь, пока срок не кончится. А свое имение – это на всю жизнь. Если повезёт, конечно. И каждый хочет, чтобы на всю жизнь, и чтобы повезло.

 

НАШИ БАШНИ

А что будет, если повезёт? Тогда, однозначно, башню строить придётся. Точнее, она сама собою строиться начнёт, просто потому что место уже огорожено. Как только стены появились, сразу вступают в действие три закона, от которых башня вырастает. Не законы Ньютона, но тоже очень жизненные.

Первый – это ЗАКОН НАКОПЛЕНИЯ. Заключается в том, что в огороженном месте начинает скапливаться барахлишко. Просто ящик на ящик поставил, и вот тебе уже мини-башенка. А потом и полочки всякие пойдут, этажерки, шкафы, антресоли, чердак, погреб… И вся эта куча растёт строго вверх, потому что куда же ей ещё расти, когда она со всех сторон огорожена. И это уже процесс, который хуй остановишь.

Второй – это ЗАКОН РАЗМНОЖЕНИЯ. Заключается в том, что в огороженном месте начинают скапливаться хорошие нужные люди – друзья, подруги, жёны, дети, внуки – и с каждым днём их всё больше и больше. И по итогу приходится этажи добавлять, чтобы как-то их всех разместить компактно. А потом и территорию расширять приходится, куда же без этого. И это тоже процесс, который хуй остановишь.

А третий закон – это ЗАКОН УВАЖЕНИЯ. Но он обычно не сразу действует, а уже потом, когда башня выше забора вырастает. Тогда кругозор сразу расширяется, и уже видишь каждый день, какие башни у соседей, и понимаешь, что надо бы и себе не хуже забабахать, чтобы соседи уважали. И строишь башню выше чем необходимо, ещё и с наворотами всякими; а соседи на тебя смотрят и тоже свои башни наращивают. И тут уже надо, чтобы кто-то первый остановился, но хрен там! Никто не остановится.

Так вот и растут башни сами по себе, как чиряки на сраке. Когда-нибудь они, конечно, рухнут, но это хуйня. Рухнут – так восстановим. А чтобы Джа на нас не сердился, построим рядышком специальную башню для Джа и будем там дружно молиться. Чтобы, значит, Джа наше место от врагов берег, и хранил бы наши стены, и наши башни, и весь наш родной Вавилон.

 

А ХУЛИ ДЕЛАТЬ?

Нет, ну, в самом деле, хули делать, если этот процесс естественный и неизбежный? Вся природа так живёт, хули мы против природы? Может быть, наше предназначение в том и заключается, чтобы Вавилоны строить? Может быть, это Джа нам так жить велел?

Ну, не знаю. За Джа расписываться не буду, чего он нам велел а чего не велел. Расскажу только, как живёт человек, которого Джа любит и по жизни ведет. Такому человеку свое место заявлять не нужно: везде, где он стоит, сидит, лежит или ходит, там и есть его место. Такому человеку свое место огораживать не нужно: Джа его хранит и от врагов оберегает получше чем самые прочные стены. И башня ему тоже не нужна: всё, что у него есть, он может в рюкзаке унести, а чего у него нету, того ему и не надо. И вот он живёт, сколько ему положено, выполняет свою земную задачу и уходит прямо к Джа, где, понятно дело, гораздо лучше, чем здесь.

Видели вы таких людей? Я лично видел, двоих или троих. Подробно описывать не буду, этот типаж у нас очень известный – то ли святой, то ли блаженненький, очарованный такой странник, короче говоря. Небогатый, поцоватый, одевается как чмошник, питается как молдавский строитель – но зато позитив-то какой от него прёт, хоть лопатами выгребай! А между тем, родители у святого человека обычно бедные и смурные, жена по жизни заёбанная, раньше времени постаревшая, дети как цыганчата, с рождения охуевшие… Ей-Богу, как поглядишь после этого на его сугубо позитивный ебальник, так и хочется по рогам заехать! И даже не потому что, а просто завидно, наверно. Завидно, что сам я никогда не был таким счастливым и никогда уже не буду. Наглости не хватит.

То есть, вавилонские понятия – тема очень въедливая. Особенно когда в Вавилоне живёшь, где всё по этим понятиям строится. А чтобы насрать на всё и жить иначе, надо такую силу упрямства, которая мало у кого есть – у меня, например, нету. Меня всё время что-то тормозит. Насрать на ВСЁ – это я ещё понимаю, иногда приходилось; но чтобы насрать на ВСЕХ, это просто в голове не укладывается. Тут приходится либо всех за собой тащить, либо уже под них подстраиваться. А я вобще ленивый, тащить стабильно обламываюсь и начинаю подстраиваться. И Джа тут же теряет ко мне всякий интерес – Он же видит, что я сам себе голова, без него отлично устроюсь – ну, и перестаёт вобще смотреть в мою сторону.

Потому что Вавилон, понимаете, это не просто стены и башни. Это просто любое место, куда Джа не смотрит. И это любые люди, которые живут так, чтобы Джа на них поменьше смотрел. Понятно, что живут они не по закону Джа, а по более простым законам, как в мире животных или даже как в неживой природе. Вот и строят себе Вавилон, потому что он сам собою строится – это просто, естественно и с детства привычно. А хули делать?

А хуй его знает, хули делать. Сказал бы, да сам не знаю. То есть, знаю, что надо что-то делать; догадываюсь даже примерно, что делать; даже иногда делаю, и даже иногда что-то получается, но чтобы вот так вот ежедневно и ежечасно – просто не могу. И не хочу уже, по большому счёту. И никому не советую. Потому что у каждого свой путь: дыму суждено подниматься, а пеплу осыпаться. Простой эксперимент на эту тему можно провести с помощью самого обыкновенного косяка. И, наверно, нужно провести, прямо сейчас вот взять и провести такой эксперимент. А то на какие-то таакие смуры пробило по оконцовке, прямо даже стыдно. Хули там, из-за какого-то вавилона так загрузиться! Да не стОит он этого! Да пошел он нахуй! Давайте лучше покурим.

Tags: