2001/02/15 - РАДУГА ОСОЗНАНИЯ

В Библии некоторые понятия не совсем для нас понятные. Вот, например, за всемирный потоп – нет, за потоп все понятно, его таки надо было. И за ковчег тоже все понятно: зверей-то всех заархивировали, вот они и поместились в такую маленькую коробочку из дерева гофер. В общем, потоп устроить – это как винт переформатировать, а ковчег – это типа стриммера или зипа, тут, в общем все понятно. Непонятно насчет радуги.

Вот, значит, потоп отбушевал и все воды на место вернулись. И что же делает Бог? А Он на небо радугу вешает, как залог дальнейшего мира между Богом и человеком. Но почему именно радугу? А потому что радуга – это образец правильного формата для всех файлов с расширением man. И я сейчас объясню, как этим образцом пользоваться.

Чисто на физическом уровне, человек ведь из воды состоит. А свет Божий с неба идет, и в этой воде преломляется. Вот так вот и получается радуга осознания. А на небе радуга висит как раз для того, чтобы мы свою личную радугу с нею сверить могли. И когда мы берем и сверяем, то чаще всего ерунда выходит. Потому что в небесной радуге все полоски почти одинаковые, а в нашей личной какой-то цвет преобладает, а остальных почти не видно. И от этого все недоразумения в нашей духовной жизни.

Например, у кого-то воот такая красная полоса, а где-то внизу сиротливо притулились узенькие полоски остальных цветов. У других, наоборот все желтое-желтое-желтое, такое желтое, а прочих цветов почти и незаметно. И вот, смотрит одна капля на другую, и говорит: ты, блин, желтая вся, как это стремно. Нормальная капля красной должна быть. А желтая капля ей отвечает: уймись, уймись, красная капля, ничего ты в жизни не понимаешь. Нормальная капля должна быть желтая-желтая, как золото и спелый хлеб. А зеленая капля говорит: нет! Нормальная капля должна быть зеленая как трава! А оранжевая: нет! Будем как солнце! А синяя молчит да важничает, а фиолетовая все по углам ныкается да смотрит на этот мир безумными глазами, а голубой – так той и вовсе все по барабану, потому что она-то знает, какого цвета Божий свет, но как им, дуракам, объяснишь. Короче, раздрай полный, а все почему? Потому что вода-то одна, но добавки разные.

Вот, если кто хочет КРАСНЫМ стать, пусть побольше мяса ест, особенно баранины. Первитин с кокаином тоже к покраснению ведут, но тут уж можно и в фиолетовую полосу съехать, причем незаметно, но надолго. Спорт да война – еще парочка красных занятий, а еще всякие шествия, демонстрации, половые излишества и все такое. Первый признак покраснения – это когда волосы на теле мешать начинают, и хочется такой особой чистоты, какой в природе не бывает. А те, кто совсем покраснел, обычно в стаи сбиваются, и тут есть три офигенных красных тусовки: коммунизм, фашизм и ислам. Причем между собой они не дружат, поскольку каждый красный считает себя краснее всех. А все потому, что в красных каплях преобладают кортикостероиды, а эти вещества, как известно, взаимопониманию не способствуют.

ОРАНЖЕВЫЙ цвет от КРАСНОГО недалеко, но начинка у него другая: там эндорфины тон задают. А это значит, что всякие там морфины-героины, и даже просто опий-сырец, который паяльником курят, легко приводят нас в оранжевое настроение. А кто в оранжевом цвете хоть раз побывал, тот захочет снова туда вернуться, и вот для них существуют добрые религии типа индуизма, где любого бога с радостью примут и по вене двинут, чисто чтобы проверить, кайфовый ли этот бог. А если бог кайфовым окажется, тогда ему идола сделают, цветами украсят, палки-вонялки зажгут и будут все вместе с него переться. Еще и друзьям посоветуют: вот, мол, у нас новый кайф завелся, пошли с нами поторчим. Хотя в этих религиозных торчаловках та же раскладка, что и у героинщиков: первая доза за бесплатно, а дальше башлять. Такие вот они, дела оранжевые.

В ЖЕЛТОЙ полосе пищеварительные гормоны командуют: желудочный сок, панкреатический сок, желчь и тому подобные вещества. Желтые капли наркотой да мистикой не интересуются, а прутся от сытости, пышности, сладости, пьяности, половой удовлетворенности – для них и в сексе главное кончить да на боковую. Все они обычно добрые, религиозные, высокоморальные (в смысле, что грехами своими не хвастаются), и, в общем, мирные и цивильные – вот только хавчик у них отбирать нельзя, а то ведь озвереют и затопчут. Ортодоксальное христианство как раз под желтый цвет заточено, и даже внешняя сторона его желтизной отливает. Царям да государям приятно с желтыми да оранжевыми дело иметь, они их холят и лелеют, а всех прочих либо терпят, либо истребить пытаются.

Вот, взять, например, ЗЕЛЕНЫХ – так эти капельки вовсе непонятные бывают. С одной стороны поглядишь – вроде те же желтые, а с другой поглядишь – какие-то голубые получаются. А все потому что зеленый цвет – это анандамид, редкий гормон, выделяемый каннабиноидными рецепторами головного мозга для каких-то непонятных целей. Чего он дает, проще всего понять, если хорошей ганджи покурить или Боб-Марлея послушать. Ну, о зеленых я много говорить не буду, поскольку к ним принадлежу, и неудобно как-то себя хвалить, а ругать вроде не за что. Так что перейду сразу к голубому цвету.

Многие народы этого цвета вобще не различают: для них что голубой, что зеленый, что синий – одна байда. У тюрков, например, все три цвета называются одним словом «кок», да и древние греки тоже их каким-то одним словом называли. Оно и понятно: эти спектральные полосы обычно сами в себе живут и никого не задевают. В структуре пятицветной радуги понятия такие: красный – опасный, оранжевый – блаженный, желтый – желанный, зеленый-синий-голубой – никакой, а фиолетовый – безумный и отвратительный. Но в семицветной радуге голубой от зеленого сильно отличается, как и синий от них обоих.

ГОЛУБОЙ цвет у капли бывает, когда она почти ничем не замутнена, и только чистое небо в ней отражается. И если она вдруг испарится да в воздух поднимется, она как раз всю правильную радугу в себе развернет. Но изо всех религий такое состояние лишь буддизму свойственно, да и то не всегда. Кое-кто считает, что голубой цвет – это вообще жизненный идеал, и даже типа нирвана. А я скажу: очень хорошо, если они так считают, и спорить с ними не буду. Они же не вредные и не противные, вот только скучноваты иногда – ну, да это ничего. Синие-то гораздо скучней бывают!

СИНИЙ цвет – это серотонин и гистамины. Синие капли своим умом живут и крайностей себе не позволяют. У них всё больше чай да кофе, да табачок иногда – но более всего любят они логику, математику, филологию и вообще любую науку. Всякого-то бога они изучат, всякую веру истолкуют, но для себя предпочитают такую веру, чтобы заповеди были простые и конкретные, а мистики поменьше было бы, и чтобы там еще непременно святая книжка была, которую можно читать и толковать на все лады. Вот протестантское христианство или иудаизм – это как раз в синей полосе; но только в том случае, если человек на эти вещи с детства присажен. А если нет, то ничего ему не втолкуешь: у него ведь свое понятие имеется, и что в это понятие не влазит – всё чепуха. Жить среди синих, конечно, приятно: они совсем не злые, и удобства всякие вокруг себя устраивают; но вот беседовать с ними – упаси Бог! Грузят обычно по-страшному, и если на свою тему сядут, то за два часа с нее не слезут.

Но ФИОЛЕТОВЫЕ – это вобще полный атас! Тут либо переизбыток триптаминов, либо еще какие-то психоделики эндогенные (наука пока не выяснила), но на практике это дает полную шизу в голове и в теле. Фиолетовые люди всё по-своему видят и всегда своим путем идут. В принципе, фиолетового состояния легко достигнуть, если покушать грибочков волшебных или марочек кислотных, либо ДМТ понюхать, либо кетамином бахнуться, либо дурмана накатить – много есть разных способов, а итог всегда равнофиолетовый. Но сами фиолетовые капельки, понятно дело, ничего такого в себя не принимают. Они все больше по голоданию замарачиваются, йогой да медитацией занимаются, а иногда возьмут да отмочат какой-нибудь ритуал с жертвоприношением, самоистязанием, сексом тантрическим, хороводом суфийским или чем-то еще покруче. А то еще возьмут да революцию устроят, рай на земле построят, потом сами же его разрушат и перестраивать возьмутся – их бы энергию да в мирных целях!

Вот такие особенности дает нам чистое преобладание каждого из семи цветов. Но тут надо сказать, что чистый основной цвет – тоже большая редкость. Вот, возьмем, к примеру, красный: пока он молод, он оранжевый, а к старости часто таким фиолллетовым отливает! Или зеленый: он все больше либо с голубоватым оттенком, либо с желтизной. А то бывает, что в одной и той же капле столько цветов намешано, что она аж коричневая, или серая, или вобще с серебристым отливом! И каждую каплю с детства учат, что, мол, смешанный цвет – это нехорошо, и что надо очиститься от примесей и приобрести наконец какой-то из основных цветов.

Ну, и что на это сказать? Нет, лучше не сказать, а просто показать, как радуга выглядит. Цвет-то ведь, в конечном итоге, не от воды зависит, а от солнца! Куда солнце не светит, там и вода черная, и земля черная, и камни черные, и вообще нет никаких цветов, кроме черного. А где солнце светит, там есть чистая-пречистая небесная вода, которая сверкает-переливается всеми цветами сразу, - и есть мутная земная вода, которая, как я уже говорил, свой определенный цвет иметь может. И вот Бог берет эту небесную воду и показывает ее земной воде: глядите, мол, и учитесь. Очищайтесь, воспаряйтесь, радугу в себе развертывайте! Но может ли земная вода у небесной научиться, если радуга в каждой капле по-своему отражается?

Tags: