2000/06/20 - В ДВУХ ШАГАХ ОТ ПЕРВОЙ АПТЕКИ

Говорят, что на Лубянке скоро восстановят памятник Дзержинскому. Время, дескать, такое, пора бы и порядок в стране наводить, а Железный Феликс будет на постаменте стоять и за порядком присматривать. И как посмотрит он своим зорким глазом на Первую Аптеку да на переход под Лубянской площадью - так и затрясется вся наркоманская тусовка от смертного ужаса да побежит во все стороны,бросая по пути грязные шприцы с тупыми иголками, пакеты с зельем, трубочки-кальянчики и прочий свой наркоманский хлам. И скоро не останется в России ни одного наркомана, кроме как в тюрьме или в гробу. Туда им всем и дорога!

Ну, это я стебусь, конечно. Тусовка-то у Первой Аптеки еще при Железном Феликсе завелась, и жила она тогда гораздо лучше, не в пример нынешнему. В те времена у нас наркомании не было, а был в продаже чистый эфедрин по копеечным ценам, и капли желудочные с опием, и промедол, и калипсол, и этаминал натрия, и много чего еще. Это уже потом, много лет спустя, Михаил Сергеевич официально признал: да, есть у нас наркомания, но проблем от нее пока немного. С алкоголизмом-то куда больше проблем, так давайте всем миром на него навалимся. И навалились. Помню, году где-то в 87-м килограмм дрожжей уже 10 рублей стоил, а я тогда работал на хлебокомбинате и очень этому радовался. Бывало, стащишь на мешалках пачку дрожжей и какому-нибудь водиле за пятишку, а он тебе за это водочку привозит. И вот, сижу я в ночную смену у карщика в подсобке, а он водки не пьет, только чаёк крепенький, потому как с вечера морфием укололся. Сидит, значит, и говорит: и кому нужна эта водка? Когда ОНИ ее разрешат, она уже никому не будет интересна!

Тут он, конечно, не угадал: интерес к алкоголю и сегодня силен. Настолько силен, что в свое время он всю политику партии и правительства в обратную сторону переломил. Но кое в чем мой карщик оказался прав: ОНИ теперь алкоголизмом не интересуются. ОНИ теперь борются с наркоманией, для НИХ это проблема номер один, под нее выделяются офигенные деньги, организуются спецподразделения милиции, проводятся разные громкие акции и вообще много чего происходит. Недавно вот, например, запретили пропаганду наркотиков; а еще чуть раньше ввели специальную таблицу, по которой 0,1 грамма марихуаны - это уже крупный размер, за который могут надолго в тюрьму упрятать; а скоро, говорят, и ответственность за потребление введут, чтобы хотя бы на 15 суток сажать можно было. Вот такие дела.

Но вернемся к Лубянской площади. Совсем рядом с нею, в большом доме на Старой площади, 15 июня состоялась конференция Постоянной палаты по правам человека при Президенте РФ. Тема была такая: "Противодействие незаконному обороту наркотиков и права человека". А главная идея - что совоременное антинаркотическое законодательство, мягко говоря, позволяет эти права нарушать. Выступали адвокаты, приводили жуткие факты: три года тюрьмы за бычки в пепельнице, семь лет тюрьмы за 0,3 грамма гашиша, десять лет за торговлю, причем самими же ментами и спровоцированную. Кстати, если кто не знает, расскажу как это делается. Короче, надо отловить опийного наркомана, подержать его в клетке до появления первых признаков ломки, а потом посадить на телефон и заставить звонить дилерам. Дилерам он, понятно, не позвонит, а будет звонить друзьям и умолять достать для него "чего-нибудь такого". В конце концов он кого-нибудь уламывает, забивает стрелку, и тут же на стрелке этого пацана берут с поличным. И таких вот "торговцев", по некоторым данным, в тюрьмах до 80%!

Беспредел, конечно. А если добавить сюда еще и факты подброса наркотиков, то картина рисуется безрадостная и безжалостная. Но я, в принципе, про эту картину уже и так много знал, а на конференцию пришел потому что хотел посмотреть на людей, из-за которых все это происходит. Обещали, что на конференции будут официальные представители МВД, ОНОНа, и даже лично академик Бабаян, стараниями которого была составлена та самая таблица "крупных и особо крупных размеров".

Собственно говоря, она и была одной из главных тем. Конференция-то собиралась не насчет легализации, а, главным образом, для того, чтобы предложить Госдуме пересмотреть эту таблицу и внести в закон реальные сведения о количестве наркотиков, за которое можно в тюрьму сажать. А то ведь бред получается: бабаяновская таблица, с одной стороны, вроде бы не является юридическим документом, и даже не опубликована для всенародного обозрения. Но, с другой стороны, она РЕКОМЕНДОВАНА к применению, и любой судья может ею руководствоваться. Или не руководствоваться --это уж как он сам захочет. То есть, мы имеем совершенно резиновый закон, который позволяет судьям "судить по совести". А совесть у них далеко не у всех, и причем, ежели она есть, то нам же хуже, потому что совестливый судья взяток не берет, а срок отмеряет на полную катушку, за особо крупный размер по бабаяновской таблице.

Вот я на этого Бабаяна и посмотрел, и на других спасителей русской нации. Ну, что сказать? Неприятно, конечно. И самое неприятное, что все они не гады, и не сволочи, и не людоеды какие-нибудь, а простые советские чиновники, наглухо уверенные в собственной правоте и не допускающие никаких сомнений. Они, между прочим, не что-нибудь, а государственные интересы защищают! А ради государственных интересов всегда можно пренебречь правами отдельных личностей, тем более если эти личности нарушают закон. Бабаян, между прочим. так и сказал: героин и марихуана в нашей стране официально не производятся, не ввозятся и не реализуются - откуда наркоман их возьмет? Ясно, что у таких же преступников. А следовательно, любое количество наркотиков - это преступление, за которое надо сажать в тюрьму. Ну, не всегда в тюрьму, конечно: если он, к примеру, плотно сидит на героине, его надо отправлять на принудлечение. Но если человек не имеет наркозависимости, и, тем не менее, допускает немедицинское употребление наркотиков - то такой человек должен быть наказан! И не важно, грамм у него с собою, или десять грамм, или одна десятая грамма.

Вот такая, значит, логика. Чисто сталинская, еще с тех времен, когда "за три колоска" сажали. Не важно, сколько ты народного добра украл - важно, что украл. А раз украл - значит, преступник! И не важно, что при такой политике, если ее последовательно проводить, три четверти страны в лагерях окажется. Если государственный интерес того потребует, то можно и всю страну на лагерный режим перевести. Тем более что прецеденты уже были.

Но тут возникает другой вопрос: а поможет ли это побороть наркоманию? Я этот вопрос лично Бабаяну задал, но не в такой лобовой формулировке, а более по-хитрому. Не считаете ли вы, дескать, что нынешняя антинаркотическая кампания может дать тот же эффект, что и антиалкогольная кампания 1985 года? Но надо сказать, что отвечать на такие вопросы он умеет! Во-первых, у него произношение очень своеобразное, и если он захочет, он может так говорить, что половины слов никто не разберет. А во-вторых, если вопрос ему не нравится, он отвечает на него минут десять, чтобы на второй вопрос просто желания не осталось. Вот и в этот раз он просто пошел гнать, что алкоголь - это не наркотик, что он и правильный, и лечебный, и вообще в человеческом организме от рождения содержится. А кроме всего прочего, в алкоголизм и табакокурение мы уже по уши вляпались, и тут уж ничего не поделаешь. А наркомания еще только начинается, и пока что есть возможность задавить ее в зародыше.

Хотя представитель МВД, который после него выступал, рассказывал прямо противоположное. Он такие цифры назвал, что каждому стало ясно: и в наркоманию мы тоже по уши вляпались. И войну с наркоманией пока что проигрываем, причем не только мы, а и США, и вся мировая общественность ее проигрывает. А ведь наркотики - это чума, правильно? (Тут народ безмолвствует, а он продолжает.) Наркотики - это чума, а в борьбе с чумой оправданы и карантины, и лепрозории. И вывод из этого только один: надо усилить меры, а для этого надо - угадайте с трех раз! - правильно! Улучшить финансирование органов внутренних дел! Тогда-то они и смогут переловить всех наркоторговцев и прочно перекрыть каналы. А то на стороне наркомафии огромные деньги, а у наших органов даже на бензин не хватает.

Тут ему стали задавать разные вопросы с таким намеком: типа, не на бензин, а совести у ваших сотрудников не хватает. Что вы, дескать, скажете о фактах подброса наркотиков, которые затем изымаются при обыске? А он говорит: не знаю я таких фактов. За четыре года всего лишь два обвинения подтвердилось, а все остальные подозреваемые ОПРАВДАНЫ! Тогда такой вопрос: а что вы скажете о фактах, когда простых потребителей на торговлю провоцируют, а затем сажают как торговцев? А он говорит: этих простых потребителей вообще всех сажать надо, уже за сам факт потребления. А кроме того, каждый наркоман либо приторговывает, либо имеет намерение торговли, доказать которое очень нетрудно.

Тогда его спрашивают: а почему же вы сажаете только потребителей, а наркоторговцев не сажаете? А он говорит: как это не сажаем? В прошлом году вон сколько посадили - и приводит цифры. Тут по залу проносится тихий смешок, потому что всего лишь час назад народу объяснили, откуда эти "наркоторговцы" берутся. Тогда он меняет тему и начинает перечислять тонны, килограммы и громкие дела. А у меня на языке вертится простой вопрос про Лубянскую площадь: знаете ли вы, уважаемый представитель МВД, что происходит в этот момент в двух шагах отсюда, в подземном переходе у Первой Аптеки? И я со всех сил машу рукой, чтобы это спросить, но руководитель конференции меня игнорирует. В результате представитель МВД с достоинством сходит с трибуны, а его место занимает еще один такой же тип с такими же телегами.

Ну, я его уже не слушал, потому что некогда было, да и неинтересно. Да и время мое уже истекло, пора было в другое место ехать. И вот я еду и думаю: а жалко, все-таки, что я свой вопрос задать не успел. Потому что происходящее у Первой Аптеки дает самую полную картину нашей борьбы с наркоманией. Стоят себе дилеры, торгуют героином, и никто их не трогает; а за углом стоят менты и принимают покупателей. Ну, не каждый день, конечно, стоят: там, поди, трех дней хватает, чтобы план по наркоманам выполнить и перевыполнить. А если спустят им план по наркоторговцам, то те же самые покупатели, после соответствующей обработки, превратятся в наркоторговцев; а если спустят им план по изъятым килограммам, то они и тут что-нибудь придумают. И самое главное - в любом случае и оправдание для себя найдут, и денежку свою не упустят, и устроятся так, чтобы работать по минимуму, а получать по максимуму. Ну, и что тут такого? Каждый ведь хочет так устроиться, и даже я. Но у меня вот есть всякие дурацкие предрассудки, которые мешают мне так устроиться, а ОНИ - люди более свободомыслящие, и у них таких предрассудков нет.

Зато у НИХ есть другие предрассудки, связанные с религиозными учениями, психотехниками и измененными состояниями сознания. После общения с НИМИ складывается впечатление, что ОНИ этого не просто не понимают, а вполне по-человечески боятся. Любая нетрадиционная церковь для НИХ "тоталитарная секта", любая действующая психотехника - это "зомбирование ", а любое вещество, способное изменять сознание, -- это, конечно же, "наркотик". И не нужно говорить, что все ОНИ на содержании у наркомафии: она может эксплуатировать их страхи, не выплачивая им ни копейки. Они и так будут воевать со всем, чего не понимают, пока не вымрут, как последние советские динозавры. И тогда на смену ИМ придет кто-то другой, более понятливый, кто подсчитает дебет-кредит и введет наконец госмонополию на торговлю наркотиками, чтобы пополнить казну и сэкономить средства, ежегодно затрачиваемые на судебное преследование и тюремное содержание так называемых "наркопреступников". Тем более, что к тому времени их будет гораздо больше, чем сейчас - несмотря на все усилия нынешних "борцов с наркоманией".

Tags: