1999/12/22 - ЗИМА, ОДНАКО

Холода, однако. Вот, даже пуховик себе купил с перепугу. А что делать: не люблю, когда холодно! Есть, конечно, внутреннее понимание, что это не навсегда, но есть и внутреннее опасение: а вдруг навсегда? Ведь если прошлый год была весна, и позапрошлый год была весна - это же еще ничего не доказывает.

Ладно, Бог с ними, с холодами. Хуже другое: начинают друзья звонить, и все с вопросами. Одному бошевский перфоратор понадобился, другой насчет молодой поэзии, третий просто спрашивает, нет ли чего-нибудь. Блин! А ведь такая богатая осень была - и куда же оно все подевалось? Скурили, видимо. Вот и у меня уже пустая банка - одни семена остались, лежат, весны ждут.

Пора бы уже и на Новый Год затариться - это ж такой Новый Год будет, тысячу лет такого не было! Я вот, например, задумал его на Красной площади встретить, прямо у стен кремлевских. А то прошлый Новый Год у Сида встречал, нажрался как цуцык, потом блевал поутру. Тоже, называется, растаманский сказочник!

А потом, я, кажется, в Ростов уехал, а оттудова в Днепропетровск, а потом в Полтаву, а потом назад в Москву. Припоминается-то как-то с трудом: будущее иногда яснее видится, чем прошлое. Вот я, например, точно знаю, что будет в будущем. В будущем я буду курить ганджа! Тю! Так а в прошлом я чем занимался? Тем же самым, вроде бы, и занимался, а до того водку пил, а еще раньше был совсем маленький и вобще не пил не курил. О! Да я же еще пионером был. А потом комсомольцем стал, а потом грузчиком работал, а потом. Запутался. Не, это я не тогда, это я сейчас вроде запутался. Но и хуй с ним, не буду распутывать. Пусть оно так и лежит, а мы себе дальше пойдем.

Идем, мы, значит, идем, и вдруг - опп! Зима, однако. И сразу разные зимние мысли: вот, мол, мудак, надо было к зимовке готовиться, а ты даже окна не заклеил. Ну, ладно, окна-то я завтра заклею, а дальше что? Или послезавтра заклею - нет, послезавтра суббота, кто же в субботу окна заклеивает? А еще надо бы в хате прибраться, за услуги заплатить, навестить Геру, навестить Орского, устроиться на путевую работу, заработать хуеву тучу денег, построить дом, вырастить дерево, воспитать ребенка, спасти мир и все такое. Арнольд, вон, в который раз мир спасает, а я его еще ни разу не спас. Только и умею, что ганджа курить, и даже этого толком не умею: всегда так сильно кашляю, аж вороны разлетаются. Ну, да это дело такое: не покашляешь - не пропрешься. Тут вот недавно гостечки были, так они вобще не кашляли. Нас уже в лепешку раскатало, а они сидят как английские лорды, только и знают, что догоняться.

..........

На этом месте я статью писать бросил - больно грустная показалась. А потом уже где-то через месяц посмотрел - а она вроде бы и еще и ничего! Тем более, что окна я так и не заклеил, потому что потеплело. А в хате прибирался и не раз, и денег заработал, и гашика мне подогнали, и у Геры на сейшене я побывал - кстати, офигенный был сейшен в Форпосте! Это даже не концерт, а просто праздник какой-то, вроде Пасхи. В зале толпа, все охуевшие, пляшут, подпевают, и Гера на сцене совершенно счастливый, кричит: БЛАГОДАРЮ ТЕБЯ, ДЖА, ЗА ВСЕ, ЧТО СО МНОЙ БЫЛО! И Вовка Орский тут же притусовался, и какие-то люди с Воронежа, и ганджа-гоблин Низз, и Глюк, и еще много народу молодого и незнакомого - в натуре, совсем незнакомого и очень-очень молодого! Так что, хоть и зима, а жизнь продолжается. И Новый год еще придет, и будет лучше всех.